Ошибка
  • Unable to load Cache Storage: database
  • Unable to load Cache Storage: database
  • Unable to load Cache Storage: database
  • Unable to load Cache Storage: database

 

Русскоязычие на Одессщине - как к нему относиться? // Современное  общество. — 1994. — №1. — С.58-65.

 


 

Ценность реального двуязычия еще и в том, что это и необходимая мера, препятствующая понижению уровня культуры, которое может произойти в случае насильственного административного внедрения государственного языка во все сферы деятельности

 

Цю пригоду — всеслов'янську вapmicmь російской мови — треба

признати як дійсність, проти которої упиратись — все piвнo

противу рожна перти

М. П. Драгоманов

 

Действительно ли на Одессщине распространено русскоязычие, какова его природа, какие социаль­но-культурные и этнические факторы его обусловливают? Отвечая на эти вопросы, возможно, не  следует упускать из виду русификацию, которая  проводилась сверху и в дореволюционный период, и в эпоху большевистского правления. Однако, настаивая на решающей роли насильственной русификации, невозможно ответить на очень важный и по сути дела основной вопрос: «Как объяснить специфику языковой ситуации в различных регионах Украины, в течение длительного времени находящихся «под Россией» и в одинаковой степени, как можно предположить, подверженных централизованному давлению?».

 

Возьмем хотя бы такую характеристику, как владение украин­ским и русским языками. По переписи населения 1989 г., в целом по Украине свободно владеют русским языком столько же, сколько и украинским (соответственно 78,4 и 78%). Но как различаются разные регионы! И не будем говорить о тех из них, историческая судьба которых складывалась вне пределов России. Возьмем области, которые в течение сотен лет были российскими провинциями, а затем «изначально» входили в СССР. Оказыва­ется, в Винницкой, Житомирской, Киевской (без Киева), Чер­касской и Полтавской областях число свободно владеющих украинским языком превышает 90%, тогда как владеющих рус­ским не набирается и 70% (за исключением Полтавской, где таких 76%). В Одесской же области владеющих украинским языком значительно меньше — 56,7%. Это столько же, сколько в Донец-

{58}

 

кой области, и почти столько, сколько в Луганской. Тогда как в территориально близких к Одесской области Николаевской и Херсонской областях, относящихся к югу Украины, Причерно­морью, владеющих украинским языком значительно больше, чем в Одесской области (соответственно 78 и 82%).

В чем же дело? Почему былая русификация дала такие разные результаты?

Необходимость объяснения этой и других специфических черт приводит к признанию разных видов ассимиляции*. Како­вы причины ассимиляции? Как правило, это результат взаимодействия многих процессов. Различают, однако, ассимиляцию искусственную и естественную. Первая обусловлена насильственными мерами, внедрением «сверху» языковых и иных норм поведения и деятельности. Такого рода ассимиляция не является чисто российским изобре­тением. Отвечая на вопрос: «Что такое система обрусения, откуда она пошла и на чем держится?» — известный украинский историк М. П. Драгоманов связывал эту систему прежде всего с государ­ственной централизацией, с определенным гражданским устройством общества. Соответ­ственно он считал, что «...римское государство дает нам первый великий пример денационализации провинциалов, обрусения окраин, если хотите употребить такой термин» [1, с. 507].

Естественная ассимиляция — объективный процесс, который складывается в результате взаимодействия различных культур, обычаев и язы­ков. Она обусловлена заинтересованностью но­сителей этих культур в общении и взаимодейст­вии. Так, краеведы, исследующие особенности формирования культуры Одесского региона, от­мечают, что проходившие здесь процессы асси­миляции объясняются не только русификатор­ской позицией царизма в дореволюционный пе­риод, но и «объективными потребностями соци­ально-экономического развития, общественной жизни и межнационального общения народов, живущих вместе» [2, с. 79].

Как правило, «чистой» искусственной ассими­ляции не бывает. Насильственные меры в данном случае оказы­вают свое влияние лишь при наличии объективных предпосы­лок и факторов, поддерживающих процесс как бы «изнутри», обусловливающих степень заинтересованности участников процесса в соответствующей ассимиляции и определяющих специфику языковой ситуации в различных регионах.

Какие же факторы определяют особенности языковой ситуа­ции в Одесской области? Прежде всего укажем на ее многонаци­ональный состав. Многонациональность, как известно, харак­терна и для Украины в целом (где проживают 16 наиболее крупных национальных групп), и особенно для Южноукраинско­го региона, включающего, кроме Одесской, Николаевскую и Херсонскую области.

В Одесской области украинцы составляют большинство населения (в 1989 г.— 54,6%), однако она является единствен­ной в Украине, где доля других национальностей в значитель­ной степени превышает аналогичный показатель для Украины

_______________

*  Слово «ассимиляция» происходит от латин­ского assimilatio, что означает «уподобление, отождествление». Ассимиляция — это слияние одного народа с другим путем усвоения его языка, обычаев и др.

{59}

 

(болгар — в 13, гагаузов — в 11, молдаван — в 9, евреев — в 3, русских — в 1,2 раза)*.

Полиэтничный состав характерен не только для сельского, но и для городского населения Одесской области. Так, среди сельского населения проживает украинцев — 61%, болгар — 12,3, молдаван — 11,6, русских — 10,9, гагаузов — 2,4%. Состав городского населения несколько иной: здесь наиболее много­численные группы — украинцы (51,2%) и русские (36%), отно­сительно многочисленны евреи (4%), болгары (3,2%), молдава­не (2,3%), белорусы (1%).

Одесса является типично многонациональным городом. Здесь чуть больше половины населения — «неукраинцы»: русские — 39,4%, евреи — 5,9, болгары— 1,5, по 1% —молдаван и белорусов. Украинцев в Одессе — 48,9%. Многонациональными являются и все города областного подчинения: Котовск, Ильичевск, Белго­род-Днестровский, Измаил. При этом наиболее  украинским городом является Котовск, наиболее русским — Измаил (51% русских).

Доля русских в населении области составляет около трети. Однако картина несколько меняет­ся, когда рассматривается так называемая «язы­ковая ситуация»**.

Информация о языковой ситуации частично извлекается из материалов переписей населения — например, информация о «родном языке* и о том, каким языком владеют. Нельзя сказать, что эта информация очень надежна. Например, что значит «владеть» языком? Отвечая в процессе переписи на вопрос о том, каким языком владеет, каждый из нас пользовался, наверное, разными критериями. Не вполне определенным является и понятие «родного языка». Хотя условно оно озна­чает язык, на котором мы начинали говорить в детстве. Не случайно за пределами нашей страны этот язык называется «материнским» (mother tongue).

Так вот, ни один язык, на котором говорят на территории Одесской области, не является ро­дным для большинства населения Одессщины: украинский язык родной для 41,2% населения, русский — для 47,1%. Практически каждый десятый (11,7%) считает родным какой-либо другой язык (в большинстве случаев — болгарский или молдавский).

Языковая ситуация в Одесской области специфична и в сравнении с той, которая характерна для соседних террито­рий. В Николаевской области, например, доля тех, для кого украинский язык родной, почти такая же, как и для Украины в целом (соответственно 64,2 и 64,7%), а в Херсонской области она выше, чем в среднем по Украине (67,7%).

В отличие от других областей Украины в Одесской — самая большая доля украинцев, для которых русский язык является родным (для каждого четвертого). Русский язык преимущест­венно является родным для евреев, немцев, поляков, белору­сов, татар, армян и даже болгар, проживающих в Одесской области. Он является родным также и для половины молдаван.

Почему же для представителей одних национальностей, на­селяющих Одесскую область, свой язык в большей степени

_______________

* Вторичный анализ данных переписи населения 1989 г. и статистических данных, приводимых здесь и далее, осуществлен Г. П. Бессокирной.

**  Языковая ситуация характеризуется рядом признаков: долей населения, считающей тот или иной язык «родным», степенью владения различными языками, тем, какие из них наиболее распространены в общении (в семье, на работе и в общественных местах), а также на каких языках предпочитают читать книги, слушать радио, смотреть ТВ и т. п.

{60}

 

является родным (для украинцев, русских, гагаузов, цыган), для представителей других — в равной или почти в равной степени (молдаван и болгар) либо в меньшей или совсем незначительной степени (для евреев, немцев, поляков, белорусов)? Фактически это вопрос о факторах, обусловливающих культурно-языковую ассими­ляцию. Они различны. Исследователи, изучающие языковые процессы, проходящие в Украине, считают, что решающую роль здесь сыграли уровень урбанизации, расселение национальностей, уровень образования, социально-профессиональный состав, мобильность национальностей и др.

Действительно, расселение в значительной степени влияет на степень языковой ассимиляции. Национальности, представители которых расселяются дисперсно, рассеянно по всей области, имеют меньше шансов сохранить свой язык, чем представители тех национальностей, которые расселяются компактно. На террито­рии Одесской области к компактно проживаю­щим относятся не только гагаузы, но и молдаване, и болгары. Не случайно именно у этих этносов наибольший процент считающих свой язык род­ным. Но вторым языком для них является, как правило, не украинский, а русский. Более того, в некоторых сельских районах юго-западной части Одесской области, где расселяются преимущест­венно представители указанных национально­стей (Белградский, Тарутинский, Ренийский, Арцизский и др.), от 60 до 90% населения вообще не владеет украинским языком.

Таким образом, многонациональный состав — один из факторов, обусловливающий распро­страненность в регионе русского языка как языка межнационального общения.

Есть еще одно интересное обстоятельство, которое не следует упускать из виду, выясняя специфику Одессщины: здесь самый большой процент межнациональных браков — 34,8% (в Украине в целом — 25,3%). Этнографы обраща­ют внимание на то, что межнациональные браки способствуют ассимиляции, увеличивают количество людей, у которых националь­ное сознание как бы стерто, размыто. Такие браки способствуют утверждению и распространению языка межнационального общения. Для нас же, жителей Одесской области, важно то, что это еще и признак толерантности, терпимости представителей различных национальностей друг к другу. Не случайно в мировой практике этносоциологических исследований положительный ответ на вопрос: «Желаете ли Вы, чтобы Ваш сын (дочь) вступил(а) в брак с... (далее указывается та национальность, отношение к которой хотят определить)?» — считается признаком наибольшего благополучия в межнациональных отношениях, отсутствия этнических предрассуд­ков.

Распространение русскоязычия в Украине, как отмечалось выше, связывают и с интенсивной урбанизацией [3, с. 150]. Действительно, и в Одесской области русский язык в большей степени распространен среди городского населения. Русский язык является родным для 54% городского населения Одесской области и только для 15% сельского населения. Преобладание русскоязычия характерно и для других городов Украины, особенно расположенных на востоке и юге страны, а также в Приднестровье. 90% русских, живущих в Украине, расселяются в этих регионах. Доля их среди населения данных регионов колеблется от 20 до 40%, что, по мнению исследователей, в значительной степени обусловило распространенность здесь русскоязычия [3, с. 151].

Однако специфика Одесской области состоит в том, что русскоязычие объясня­ется здесь не столько соотношением долей украинского и русского населения, сколько определенной, сложившейся ранее социально-культурной средой. Действи­-

{61}

 

тельно, здесь значителен разрыв (он больше, чем где бы то ни было) между долей проживающих в области русских и той частью населения, которая считает русский язык родным и общается на нем. Это особенно характерно для Одессы, 39% населения которой составляют русские, а родным языком русский считают 73% одесситов. Показательно также, что русский язык является родным для 25% украинцев в Одесской области и только для 16,3% украинцев Николаевской области, 12,3% — Херсонщины (для 12,2% — в Украине в целом).

В данном случае опять-таки мы сталкиваемся с тем обстоятельством, о котором речь шла ранее. Так называемая «русификация», которая в различные периоды была более либо менее явной и которая могла осуществляться, в частности, с целью унификации и упрощения управленческих задач, в различных регионах давала различные результаты, создавала различную языковую среду. Изучение всех этих процессов и присущих им региональных особенностей необходимо и для грамотного решения задач расширения масштабов использования украинского языка.

Истоки языковой специфики Одесского региона восходят все же к исторически складывающемуся национальному составу. В 20-х гг., на­пример, в Одесском округе и в Одессе был самый низкий процент украинцев среди всех округов и окружных городов Украины. В составе городского населения уже тогда украинцы по численности уступали русским и евреям. По переписи населения 1926 г., в самой Одессе украинцы составляли лишь 7% населения, тогда как русские — 45%, а евреи — 41% [2, с. 79]. Украинское сельское население, пополнившее состав жителей Одессы в период индустриализации, сталкивалось с уже сложившейся, преимущественно русско­язычной, но чрезвычайно своеобразной культурой, возникшей на пересечении многих национальных культур. Да и русский язык, на котором общаются одесситы, весьма своеобразен: он, несомненно, испытал на себе влияние еврейского и в значительной степени — украинского языков.

Еще одно обстоятельство следует учитывать при характеристике языковой ситу­ации (при том, что важными факторами, воздействующими на языковые процессы, являются образование и социально-профессиональный состав населения). В Одессе и Одесском округе традиционно был более высок, чем в других районах Украины (и даже России), уровень грамотности населения, а языком, обеспечивающим грамотность, был преимущественно русский. Одесская область и сейчас осталась регионом с относительно высоким уровнем образования населения и значительной долей специалистов в составе работающих. Более высокий уровень образования и относительно большая доля людей, которые имеют профессии, требующие высшей квалификации, увеличивают масштабы русскоязычного общения. Данный эффект, с одной стороны, является результатом русификации системы образования (особен­но высшего), с другой — обусловлен тем, что освоение многих специальностей на русском языке имеет известные преимущества из-за более высоких конкурентных возможностей русскоязычной культуры.

Имеется еще одно обстоятельство, которое следует учитывать. Речь идет о специфике миграции (перемещения) населения Одесской области, которая как бы поддерживает традиционно присущее области русскоязычие. В Одесской области существенно ниже, чем в Украине в целом (и ниже, чем в Николаевской и Херсонской областях), процент прибывших из других областей Украины и выше процент тех, кто прибыл из-за ее пределов. Но в целом русских, как и представителей других «некоренных» национальностей, нельзя считать здесь «пришлыми». Так, доля русских, проживающих в Одесском регионе от рождения, велика: среди русских жителей села она составляет более 60%, среди русских горожан — более половины.

Итак, данные переписей населения и статотчетности дают возможность охаракте­ризовать различные аспекты языковой ситуации. Сопоставление этих данных, а также обращение к историческому материалу способствуют пониманию того, почему сложи­лась именно такая языковая ситуация, а не иная. Однако картина будет явно неполной, если не учитывать информации, получаемой в результате опросов населения. Опросы являются необходимым инструментом социолингвистических и социологических

{62}

 

исследований, дающих возможность охарактеризовать языковую ситуацию более полно и относительно всесторонне. Они, в частнос­ти, дают возможность определить основные языки общения (в семье, с друзьями, на работе и в общественных местах), установить, какой язык является предпочитаемым при общении и потреблении инфор­мации. О чем же свидетельствуют опросы, которые проводились в Одесской области в 1991, 1992 и 1993 гг.?*

Опросы, о результатах которых далее будет идти речь, каждый раз охватывали около тысячи человек и были репрезентативны для взрослого населения (18 лет и старше) области. Характер выборки давал возможность определить особенности языковой ситуации, складывающейся в группах, выделенных по разным признакам (например, по уровню образования, занятию и т. п.).

По данным опроса, проведенного в начале октября 1991 г., в области в целом общаются на украинском языке в семье меньше, чем на рус­ском (соответственно 30 и 50%; в Одессе — 7 и 77%). Эта разница в пользу русского языка еще больше при общении на работе и в общественных местах. Так, каждый третий из тех, для кого родным языком является украинский, общается на работе на русском. На русском общается на работе каждый пятый из говорящих в семье на украинском.

Разумеется, в общении на работе и в обществен­ных местах может присутствовать элемент принуж­дения и дискомфорта: говорят на том языке, на котором принято, престижно говорить в данной среде. Действительно, для определенной части лю­дей общение на русском языке является вынужден­ным, о чем свидетельствуют ответы на вопрос: «На каком языке Вы предпочли бы в основном общаться на работе и в общественных местах?». Выяснилось, что предпочитающих общаться на украинском язы­ке каждый раз было больше, чем тех, кто общается на нем: так, в марте 1991 г. для 8% опрошенных в области и для 15% в Одессе общение на русском языке являлось вынужденным. Естественно, что придание украинскому языку статуса государственного и повыше­ние престижа данного языка создадут условия для преодоления данного дискомфорта, испытываемого некоторой частью населе­ния. Однако административное внедрение украинского языка может искусственно создать дискомфорт для более значительной части населения Одесской области. Например, опрос, проведен­ный в Одессе в апреле 1993 г., показал, что предпочитающих общаться на русском языке по-прежнему подавляющее большин­ство (71% в сравнении с 73% в марте 1991 г.).

Применительно к области выявлена и определенная зависи­мость предпочитаемого языка общения от уровня образования и занятия: чем выше уровень образования и чем более высокая квалификация требуется для определенного занятия, тем больше предпочитающих общаться на русском языке. Это, в частности, является результатом распространения в основном русскоязыч­ного высшего образования. Для одесситов такая зависимость не характерна, что объясняется определяющей ролью социокуль­турной среды, обусловливающей преимущественное русскоязы­чие практически всех групп населения.

_______________

*   Опросы проводились исследовательской социологической группой кафедры социологии Одесского государственного университета, а также Социологическим информационно-исследовагельским центром «Пульс».

{63}

 

Небезынтересно обратить внимание и на следующие данные, выявившиеся в результате опросов: языковые предпочтения не определяются однозначно степенью владения языком. Сопоставление данных о предпочитаемом языке и ответов на вопрос: «Владеете ли Вы украинским языком настолько, чтобы пользоваться им как основным языком на работе и в общественных местах?» — показало, что число владеющих украинским языком значительно больше, чем предпочитающих общать­ся на нем (в области в 2 раза, в Одессе в 6—8 раз — на разных массивах).

Разумеется, владение языком сказывается на предпочтениях. Например, по данным, полученным на одном из массивов, предпочитают общаться на работе на украинском языке менее половины тех, кто владеет им настолько, чтобы пользовать­ся им на работе как основным, только 5% из тех, кто не владеет им, и 11% из тех, кто затрудняется ответить на вопрос, владеет ли он украинским языком. Однако 37% владеющих украинским языком предпочитают общаться на работе на русском. Опрос, проведенный в Одессе в августе 1992 г., показал следующее: из тех, кто владеет украинским языком, лишь 10% предпочитают общаться на нем на работе и в общественных местах.

Из этих и приведенных ранее данных видно, что разрыв между «владеющими» и «предпочитающими общаться» особенно велик в Одессе. Это может быть объяснено двумя обстоятельствами: спецификой языковой среды, а также тем, что в Одессе больше рабочих мест, связанных со специализированными занятиями, требующими высокой квалификации. Приобретая знания для этих занятий, осваивая соответству­ющую терминологию на русском языке, специалисты предпочитают в дальнейшем русскоязычие на работе. Можно предположить также, что к этому побуждает и соотношение объемов специальной литературы, выпускаемой на украинском и русском языках.

Приведенные исследования свидетельствуют о том, что значительная часть из тех, кто хорошо понимает украинский язык и говорит на нем, предпочитает читать книги и газеты, слушать радио и телевидение на русском языке. И если в общении на работе и в общественных местах присутствует, как уже отмечалось, элемент «принудительности» языко­вой среды, то чтение книг и газет, слушание радио и телевидения — результат свободного выбора и в большей степени характеризует личные предпочтения и желания, определенные культурные ориентации личности.

Предпочтение же, которое отдают русскоязычной литературе (научной и художественной), русскоязычному вещанию, опять-таки свидетельствует о более высоких конкурентных возможностях современной русскоязычной культуры в сравнении с украиноязычной. Этим можно объяснить и другие факты, на которые обращалось внимание в специальной литературе ранее. Например, исследователи украинско-русского двуязычия (работы Института языковедения им. А. А. Потебни) отмечали, что даже в таких украиноязычных городах, как Львов и Ужгород, половина населения не отдавала предпочтения передачам на украинском языке. В Киеве же информацию на украинском языке желали получать в два раза меньше людей, чем на русском [4].

Эти выводы можно дополнить также теми, которые получены сотрудниками отдела проблем этносоциологии Института искусствоведения, фольклора и этнографии АН Украины. Проведя в 1987 г. исследования в девяти областях Украины, они делают следующее заключение: доминирующим мотивом выбора телепередач является интерес к их теме. Влияние собственно этнического фактора незначительно [5]. Опросы, проведенные в Одессе в 1992 и 1993 гг., показали, что 68—71% опрошенных предпочитают читать книги, газеты, журналы, слушать радио- и телепередачи на русском языке.

Приведенные выше данные подтверждают, как нам кажется, сделанный ранее вывод: в данных конкретно-исторических условиях отношение к языку и масштабы его использования определяются не только (и не столько) степенью владения им, сколько культурной ориентацией различных групп населения, степенью включен­ности в определенный культурный контекст. Из всех языковых характеристик именно языковые предпочтения в сфере образования (особенно специального), в сфере трудовой деятельности и досуга (чтение литературы, слушание радио и ТВ)

{64}

в наибольшей степени характеризуют культурные ориентации личности, являются значимыми (существенными) характеристиками последней.

Каким же образом повысить престиж языка «титульного» этноса, расширить масштабы его использования, преодолеть несомненную несправедливость, которая по отношению к данному языку была допущена в прошлые годы? Только прилагая максимальные усилия для того, чтобы он стал предпочитаемым,— иного пути не может быть в демократическом государстве. Все насильственные, чисто администра­тивные меры будут иметь обратный эффект.

В немногочисленных работах, посвященных анализу языковой ситуации, складывающейся в Украине, обращается внимание на следующее: наиболее разумная языковая политика в данный период — создание условий для реального двуязычия (в частности, в системе высшего образования). Ценность реального двуязычия не только в том, что это предпосылка многоязычия и средство взаимообогащения культур, но и в том, что это еще и необходимая мера (по крайней мере — на современном этапе культурного развития), препятствующая понижению уровня культуры, которое может произойти в случае насильственного административного внедрения государственного языка во все сферы деятельности. Заметим, что доля опрошенных, предпочитающих общаться (в семье, на работе), потреблять культур­ную информацию (читать книги, слушать радио- и телепередачи) на двух языках (украинском и русском), несколько возрастает. Два языка в качестве языка обучения в школах, средних специальных и высших учебных заведениях неизменно выбира­ются большим числом опрошенных, чем один язык (русский или украинский). Так, в апреле 1993 г. 67% указали на то, что обучение в различных учебных заведениях в Украине должно вестись и на украинском, и на русском языках.

Тесная связь именно предпочитаемого языка с культурной ориентацией, выявляе­мая в социологических исследованиях, позволяет предположить, что наиболее эффек­тивный путь повышения престижа украинского языка — приобщение русскоязычного населения к культуре украинского народа, повышение уровня украиноязычной культуры, формирование современной ее разновидности, соответствующей мировому уровню.

На это обстоятельство указывают также и такие известные деятели культуры в Украине, как М. Попович, Л. Плющ, Н. Рябчук и другие.

Путь к языку через приобщение к культуре, а не посредством принуждения и статусного ущемления — это одновременно и важный фактор консолидации населения Украины, утверждения ее суверенности и независимости.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Драгоманов М. П. Вибране.— К, 1991.
  2. Дымов К. С. Население Одессщины в 20-е годы: численность, национальный состав, уровень грамотности (по данным переписи Одесского статбюро) // Тезисы второй областной историко-краеведческой научно-практической конференции, посвященной 200-летию Одессы и 25-летию создания Украинского общества охраны памятников истории и культуры.— Одесса, 1991.
  3. Рудницкая Т. М. Национальные группы и языковые процессы в Украине
    (О современных этносоциальных процессах) // Философская и социологическая
    мысль.— 1991.— № 5.
  4. Украинско-русское двуязычие. Социологический аспект.— Гл. 5. Русская разго­ворная речь в эфире и на экране Украины.— К, 1988.
  5. Кушерец В. И., Орлов А. В. Национально-культурное развитие: основные аспекты и некоторые результаты исследования // Философская и социологическая мысль.— 1989.— № 10.

{65}