Ошибка
  • Unable to load Cache Storage: database
  • Unable to load Cache Storage: database
  • Unable to load Cache Storage: database
  • Unable to load Cache Storage: database

Монографии

 

Попова И.М. Социология. Введение в специальность. Учебник для студентов высших учебных заведений. Киев: Тандем, 1997. - 287 с.

 

«Этот учебник,  признан одним из лучших среди поданных на конкурс, организованный Министерством образования Украины и Международ­ным Фондом "Відродження" в рамках Программы "Трансформация гума­нитарного образования в Украине".
Учебник содержит четыре раздела, каждый из которых сопровожда­ется кратким содержанием, определениями ключевых понятий раздела, а также контрольными вопросами. В каждом разделе содержатся "Матери­алы для чтения", представляющие собой выдержки из работ, знакомство с которыми в значительной степени поможет студентам овладеть излага­емым в разделах материалом, а также углубить понимание изучаемых проблем».

{2}

 

[...]


«Предлагаемое учебное пособие дает возможность войти в круг проблем социологической науки и деятельности социолога-практика, знакомство с которыми необходимо для тех, кто приступает к овладению социологической специальностью. По­собие будет полезно и для тех, кто собирается овладевать социологией как второй специальностью, а также для всех тех, кого интересует социологическая деятельность.

Основные источники подготовки учебного пособия — мо­нографическая литература (работы классиков социологии, а также современных социологов), журнальные статьи (отечест­венные и зарубежные), имеющиеся учебники социологии (пре­имущественно американских авторов), а также собственный опыт многолетней работы автора в области социологии.

Пособие содержит четыре раздела, каждый из которых сопровождается кратким содержанием, определениями ключе­вых понятий раздела, а также контрольными вопросами. В каждом разделе содержатся "Материалы для чтения", которые представляют собой выдержки из работ, знакомство с которыми в значительной степени поможет студентам овладеть излагае­мым в разделах материалом, а также углубить понимание изучаемых проблем.

При подготовке пособия автор считал возможным не об­ходить сложные проблемы, понимание которых требует интел­лектуальных усилий и способностей. Знакомство с этими проб­лемами необходимо, чтобы знать, к чему следует себя готовить, связав свое будущее с занятием социологией, какие качества (интеллектуальные и нравственные) для этого потребуются».

{4}


Заметим, что эта работа Ирины Марковны будет безусловно интересной и полезной не только студентам. Она много даст и практикующим социологам, и преподавателям социологии, и тем, кто социологией и её плодами интересуется просто из любознательности либо по деловым соображениям.

ЧИТАТЬ КНИГУ ПОЛНОСТЬЮ

 

 

Сознание и трудовая деятельность (ценностные аспекты сознания, вербальное и фактическое поведение в сфере труда) — в соавт. с В. Б. Моиным, М. Б. Кунявским.— К.-Одесса: Вища школа, 1985.

 


 

 

Предисловие

 

«Ценностные ориентации личности, мотивы трудовой деятельности, оценки различных ее сторон — все это существенные компоненты сознания, оказывающие воздействие на трудовую деятельность...»

<...>

«В социологических исследованиях конечный результат — теоретические выводы и практические рекомендации существенным образом обусловлены методологической, философской культурой исследователя [155, с.82]. Методологическая грамотность является фактором, обусловливающим надежность результатов социологичес-

{3}


кого исследования, его профессиональный уровень и, в конечном счете, практическую ценность.

К числу серьезных вопросов, требующих рассмотрения и глубокого анализа, относятся вопросы, касающиеся субъективного фактора труда, взаимоотношения сознания и трудовой деятельности. Ценностные ориентации личности, мотивы трудовой деятельности, оценки различных ее сторон — все это существенные компоненты сознания, оказывающие воздействие на трудовую деятельность…».


«Изучение вопросов, относящиеся к области взаимоотношения сознания и трудовой деятельности, имеет и важное теоретическое значение, ибо ответы на данные вопросы дают возможность раскрыть механизмы взаимоотношения сознания и социально-практической деятельности, установить рамки активности сознания, понять, в чем состоит его относительная самостоятельность. Решение указанных вопросов имеет особое значение для прикладных социологических исследований, так как существенное место среди методов социологических исследований занимают опросы, а вербальные ответы респондентов выступают в качестве важного источника социологической информации. Характер интерпретации данной информации, в значительной степени обусловливающий содержание практических выводов, зависит от того, как понимаются сознание и различные его компоненты.

Для правильной интерпретации результатов конкретно-социологических исследований трудовой деятельности особое значение имеет понимание роли ценностных аспектов сознания в осознании действительности. Данные аспекты обусловлены общественными идеалами, стереотипами общественного сознания и выступают как ценностные представления, являющиеся важнейшими факторами внутренней регуляции поведения личности. Необходимо учитывать возможность рассогласования содержания ценностных представлений с содержанием потребностей и интересов, формирующихся в процессе непосредственной социально-практической деятельности.

Существенное значение имеет также понимание специфики вербального поведения и сопоставление последнего с «фактическим поведением» (социально-практической деятельностью). Исследование взаимодействия сознания и вербального поведения, взаимоотношения последнего с социально-практической деятельностью создает конкретные

{4}


предпосылки для разработки методик и процедур исследования трудовой деятельности, соответствующей интерпретации результатов исследований.

Учитывая эти обстоятельства, в данной монографии прежде всего показывается методологическое значение изучения ценностных аспектов сознания, взаимоотношения вербального и фактического поведения. Определенное понимание взаимоотношения вербализованного сознания (существенную роль в котором играют ценностные представления) и социально-практической деятельности положено в основу интерпретации результатов социологического исследования престижа и привлекательности профессий, производственной осведомленности, представлений работников о заработной плате и содержании труда как ценностей трудовой деятельности. Особое место в монографии занимает глава, посвященная анализу одного из широко используемых в социологии труда понятию — удовлетворенности трудом.

Авторы ставили перед собой задачу показать, как «работают» соответствующие методологические положения на различных этапах социологических исследований: этапе формулирования гипотез, определения процедуры эмпирического исследования, а также при интерпретации полученных результатов. В монографии показано также, что методологическая позиция исследователя в конечном счете определяет и содержание практических выводов, которые делаются в результате прикладных социологических исследований, направление и характер которых обусловлены определенной теоретической концепцией. Последняя предваряет любое эмпирическое изучение общественных явлений и «присутствует» фактически на всех этапах данного изучения, существенным образом определяя глубину и достоверность формулируемых практических выводов. Это как раз и отличает социологическое исследование от простого сбора социальной информации, к которому часто приходится прибегать в практике хозяйствования и управления.»

{5}


Читать книгу полностью

Повседневные идеологии. Как они живут, меняются и исчезают.— К.: Ин-т социологии НАНУ, 2000.— 219 с.

 


 

Предисловие

 

Каждая работа вдохновляется каким-либо мотивом, который мобилизует автора. Для меня таким мотивом было желание дать относительно адекватную (естественно, как она предс­тавлялась автору) интерпретацию результатов многочисленных опросов населения, которые проводятся в последние годы на постсоветском пространстве. Разумеется, отбор интерп­ретируемой информации, ее тематика и содержание определялись интересами автора, а также тем, какие именно вопросы находились в поле зрения научных коллективов, которыми приходилось руководить, либо в работе которых приходилось принимать участие. Репрезентативные опросы, проводимые в Одессе и Одесской области, начиная с 1989 года,* послужили основной эмпирической базой для решения задач социологической интерпретации. Последняя основана на

{3}

 

плюралистичности (о которой сейчас много говорят и пишут) как я ее понимаю: воспринимая новые концепции и представления, нельзя допускать забвения выверенных и привычных теорий и представлений. Мода в науке, как мне кажется, — вещь вредная и весьма неплодотворная. Важно разобраться в том, как работают те или иные концепции или категории, в какой степени помогают понять происходящее, способствуют ли максимальному введению в исследовательский оборот всего имеющегося научного потенциала.

Задачи интерпретации привели к необходимости ввести в социологический обиход понятие "повседневная идеология". Соответственно возникла потребность теоретического обоснования правомерности и целесообразности существования такой категории, ее "увязывания" с другими социологическими понятиями, а также обращение к ряду теоретических представлений. Наиболее ценным в этой связи следует считать представление о "двойственности жизненного опыта". Данная теоретическая посылка является в определенном смысле "сквозной", выполняющей функцию стержня, который поддерживает и упорядочивает не только понимание природы "повседневной идеологии", но и размышления относительно целого круга проблем, каждая из которых имеет, несомненно, самостоятельное значение: легитимации, парадоксов сознания, темпоральных переживаний, эволюции советской социа­листической идеологии, а также оценки идеологии и практики социального реформирования. […]

Целесообразно также определить то место, которое занимает приводимый в данной работе многочисленный эмпирический материал. Он используется, преимущественно, не для того, чтобы дать картину происходящих в соответствующий период процессов. Причем это относится не только к постсоветскому пространству или к Украине в целом, но и к Одесскому региону.

{4}

 

Используемый эмпирический материал, независимо от масштабов исследования и степени их репрезентативности, подчинен основному мотиву, которым руководствовался автор, и приводится главным образом для решения теоретических и в определенном смысле методологических (относящихся к области социологической методологии) проблем. Следует подчеркнуть, что многолетние эмпирические исследования, в которых непосредственно приходилось принимать участие автору и которые носили, зачастую, скорее прикладной, чем научно-теоретический характер, дали очень много для углубления и определения теоретических представлений, далеко выходящих за рамки тех проблем, с которыми эмпирические данные были непосредственно связаны. Существенная роль в этой "иррадиации" рабочего материала принадлежит тем научным коллективам, к которым я принадлежала сама и с которыми осуществлялись тесные научные контакты. […]

{5}

Читать книгу полностью

Стимулирование трудовой деятельности как способ управления (Социологический анализ). ?К.: Наукова думка, 1976. — 207 с.

 


 

 

В предлагаемой монографии делается попытка поста­новки и исследования проблем управления в аспекте стимулирования социальной деятельности. Стимулирова­ние рассматривается как особый, качественно отличный от ценностно-нормативного регулирования, способ управ­ления социальной деятельностью людей, при котором поведение человека регулируется посредством воздейст­вия не на саму личность, а на условия ее жизнедеятель­ности, на внешние по отношению к личности обстоятель­ства, порождающие определенные интересы и потребнос­ти. Стимулирование, таким образом, является способом опосредованного воздействия на личность, при котором последней предоставляется возможность сознательного выбора поступка в соответствии с индивидуальным предпочтением.

{4}

 

[…]  Стимулирование приводит к повышению общественной активности личности и соци­альных групп, оно по своему характеру противоположно манипулированию, так как предполагает создание ситуа­ции личного выбора. Тем не менее стимулирование, как и любая управленческая акция, представляет собой воз­действие (либо совокупность воздействий), осуществляе­мое в соответствии с определенной целью, поставленной субъектом управления.

{5}

 

Решение проблем стимулирования пред­полагает также изучение его специфики как способа управления по сравнению со способами непосредствен­ного воздействия на личность — администрирование, ду­ховно-психологическое воздействие, различные формы принуждения, исключающие личный выбор. Выявление особенностей стимулирующего воздействия на личность именно в этом плане предполагает изучение структуры стимулирующего акта, сложного взаимодействия в нем различных уровней регуляции поведения. Исследование именно этих вопросов составило основную задачу, поставленную автором, при изучении стимулирования трудовой деятельности.  Стимулирование  рассматривается   нами

{6}

 

как особая стратегия управления, обусловленная опре­деленными социально-классовыми целями и отличаю­щаяся от стратегии ценностно-нормативного регулирования, которая критически анализируется в связи с выяс­нением

апологетической сущности буржуазной концеп­ции социального контроля.

В данной работе проблемы стимулирования трудовой деятельности изучаются с учетом результатов социологи­ческих исследований, проведенных под руководством автора в течение 1970—1974 гг. на промышленных пред­приятиях (преимущественно на судоремонтных заводах и в порту). Кроме того, рассматривается, в частности, значимость объективных и субъективных факторов тру­довой деятельности; определяются взаимоотношение ориентации и фактического поведения в сфере трудовой деятельности, производственной осведомленности и раз­личных социальных характеристик работников; сопостав­ляются условия жизнедеятельности и их оценка; выяс­няется возможность судить о характере стимулов на ос­новании содержания мотивов трудовой деятельности и т. д.

Решение поставленных задач, нам кажется, имеет как теоретическое, так и практическое значение. В те­оретическом отношении большой интерес представляют формулирование и уточнение некоторых выводов о роли в поведении личности различных регулирующих механиз­мов (потребностей, интересов, ценностных ориентации), а также определение на эмпирическом уровне того зна­чения, которое имеют социальные условия жизнедея­тельности для трудовой деятельности личности. Практи­ческое значение решения указанных вопросов состоит, главным образом, в том, что выясняется правомерность и целесообразность использования того или иного спо­соба управления в конкретных условиях различных производственных коллективов, определяются объем и ха­рактер социальной информации, необходимой для эффек­тивного стимулирования трудовой деятельности. Харак­теризуя результаты проведенных исследований, следует отметить, что одни из них уже дают основание для форму­лирования практических рекомендаций, другие — предо­ставляют возможность уточнить постановку тех или иных задач, определить направление дальнейшего изучения природы стимулирующих воздействий.

{7}

 

Читать книгу полностью

1989 – 1991 гг.  Диагноз времени. (Одесситы о себе и переменах в обществе). Историко-социологические очерки. Одесса: Астропринт, 2006. — 232 с.


 

«Нет, и не под чуждым небосводом,

И не под защитой чуждых крыл,

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был».

Анна Ахматова

 

1989— 1991 годы — небольшой период, но какой! На языке вошедшей в моду синергетики, взятой на вооружение и социологами, — это та самая бифуркационная точка, «точка перегиба», которая содер­жала в себе разные, и даже противоположные, возможности. И те­перь, когда мы знаем, какие из них реализовались, пристально всматриваешься в прошлое и пытаешься понять, что же могло быть, но потеряно, и почему потеряно это, а не то, что имеем сейчас.

{157}

 

Эта публикация — дань совместной работе, которая в перелом­ный для нашей страны период проводилась мною и моими кол­легами. Материалы, здесь представленные, были подготовлены в значительной степени благодаря нашему энтузиазму, стремлению сделать как можно больше для того, чтобы в стране произошли необходимые для наших соотечественников преобразования.

Работа эта, включающая не только опросы, но и анализ стати­стических материалов и документов, [...] финанси­ровалась Министерством высшего образования УССР лишь час­тично (в связи с выполнением темы «Исследование обществен­ного мнения населения области по актуальным социально-эко­номическим проблемам как средство привлечения различных со­циальных групп к управлению», а позже — «Этно-политические процессы в Южно-Украинском регионе»). Материалы этих иссле­дований, и в частности, тех, которые в 1991 года проводились ча­стично совместно с информационно-аналитическим центром «Пульс» (директор — А. В. Варламов), практически не представ­-

{6}

 

лены в научных публикациях, хотя ценность их неоспорима, и они были в достаточной степени масштабными. [...]

В эти годы социологической группой Одесского госуниверси­тета (И. Попова, В. Моин, М. Кунявский, Г. Бессокирная, Н. Ти­мофеева, О. Лычковская, Е. Князева, А. Панков, А. Худенко, Ю. Волков, С. Любомудров) было проведено 10 прессовых и 3 по­чтовых опроса, 2 репрезентативных опроса по месту работы тру­дящихся Одессы и 7 опросов по месту жительства, репрезентатив­ных для Одесской области. Активность читателей в прессовых опросах, как правило, была очень высокой. Так, в обсуждении проекта украинского закона о выборах приняло участие 1355 че­ловек, а в преддверии выборов в Верховный совет Украины в ре­дакцию газеты было прислано 4000 анкет!

Это было время надежд и стремления быть полезными, жела­ния довести до сознания людей всю ту информацию, которая да­вала возможность, как нам тогда казалось, понять происходящее. Только в газете «Знамя коммунизма» в течение 1988-1990 гг. было помещено 18 наших публикаций, посвященных результатам про­веденных опросов. Были дни, когда различные статьи публикова­лись сразу в трех газетах! Мы хотели быть услышанными, и в от­вет, кроме заполненных анкет, читатели присылали нам свои письма с благодарностью, с надеждой и искренним желанием помочь сде­лать наше общество лучше и человечнее. Мы были востребованы и наивно полагали, что наши знания и умения нужны, а главное, что мы можем повлиять на события.

Представленные здесь материалы, содержащиеся в различных отчетах, многочисленных справках и публикациях того периода, — свидетельство эпохи, знакомство с которыми, несомненно, полезно для оценки настоящего и понимания того, каким может оказать­ся будущее. Именно поэтому я сочла необходимым вернуться к этим материалам, извлечь из них то, что наиболее важно и значи­тельно, учитывая последующее развитие событий. Оказалось, что многое из того, что нам неясно было тогда, прояснилось впослед­ствии. Причем практически каждый новый год дает возможность по-иному оценить то, что происходило в тот знаменательный пе-

{7}

 

­риод. И эта переоценка помогает осмысливать происходящее те­перь. Обращение к совсем недалекому прошлому — это не просто воспоминание, но попытка увидеть то, что не делается сегодня, понять суть тех ошибок, которые не только не исправлены, но которые не становятся предметом размышлений. Это ошибки, которые так и не стали уроком.

Работа выполнена в жанре историко-социологических очерков. Она представляет собой описание конкретной исторической си­туации, определенного периода прошлого, осуществленное сред­ствами социологии. Преимущество такого описания состоит в том, что происходящее характеризуется не просто «событийно», но имеется возможность получить картину настроений и пережива­ний участников тех событий, выяснить их отношение и оценки происходящего, проследить изменение их настроений. Фактически именно это было в центре нашего внимания при исследовании событий, соучастниками которых мы также являлись. Именно это (общественное сознание) и было, как выражаются социологи, объектом наших исследований, которое интересовало нас в аспекте отношения к происходящим преобразованиям (предмет исследо­вания). Этим объясняется и выбор подзаголовка работы: «Одес­ситы о себе и переменах в обществе». Характеристика событий, анализ статистических данных и официальных документов игра­ли подчиненную роль. Все это осуществлялось нами скорее для того, чтобы лучше понять «живой дух» происходящего, ощутить степень адекватности мировосприятия наших соотечественников в тот ответственный и нестабильный период.

Жанр историко-социологических очерков, избранный мною, имеет еще и другой смысл: это и история социологической дея­тельности, характеристика наших представлений о возможностях и задачах социологии, которых мы придерживались в тот период. История о том, какие аспекты мироощущения происходящего для нас были важны и заслуживали, с нашей точки зрения, внимания, а также какие средства анализа мы считали целесообразным ис­пользовать для их изучения. Вот почему и в первом, и во втором разделе я максимально пыталась сохранить и стиль изложения, и даваемую в тот период характеристику полученных результатов, и тот уровень, на котором тогда осуществлялся нами анализ инфор­мации.  [...]

{8}

И. Попова

Сентябрь 2005 года

Читать книгу полностью