Ошибка
  • Unable to load Cache Storage: database
  • Unable to load Cache Storage: database
  • Unable to load Cache Storage: database
  • Unable to load Cache Storage: database

Социальная справедливость. Ваше мнение // Вечерняя Одесса. ? 1999. ? 16, 18 марта

 


Осенью 1988 года в газетах «Вечерняя Одесса» и «Знамя коммунизма» были опубликованы анкеты: «Со­циальная справедливость. Ваше мнение?» Прессовый опрос проводился совместно с социологами Одес­ского университета, которые проанализировали по­лученные ответы и результаты опроса опубликовали на страницах газет в декабре 1988 года. 10 лет спус­тя возникла идея повторить опрос и сделать сравни­тельный анализ данных двух опросов. Сегодня мы публикуем результаты этого сравнения.

 

«О какой социальной справедливости может идти речь в нашем сегодняшнем государстве?

По­тому как основная масса людей лишена возмож­ности приносить пользу государству

и соответствен­но получать от него пропорционально вложенному труду».

«У народа забрали право на труд, на отдых, на образование,

на медицинское обслуживание, право на жизнь».

(Из писем 1998 года)

 

«Никогда у нас при нашей рабской психологии ничего не изменится!».

«Я не борец, знаю, чем все это кончится».

(Из писем 1988 года)

 

БЛАГОДАРНОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Мы благодар­ны всем тем, кто откликнулся на нашу анкету. Таких оказа­лось значительно меньше, чем 10 лет назад: тогда на во­просы анкеты ответили 829 человек, сейчас — 160. Мы, однако, помним, что 10 лет назад и условия опроса были иными: была договоренность с почтовыми отделениями и заполненную анкету можно было послать без конверта, бес­платно. Не забываем и о том, что то время было временем общественного подъема и надежд. И то, что сейчас, доро­гие наши соотечественники, вы смогли сделать над собой усилие: размышляли над вопросами, заполнили анкету (а многие и написали письма), возможно, на последние гро­ши приобрели конверт и опустили его в ящик, — все это говорит о том, что еще не все потеряно, и мы все-таки поднимемся и заживем нормальной человеческой жизнью.

Ваше отношение к нашей просьбе налагает и опреде­ленную ответственность на нас. Во многих письмах просят непременно опубликовать результаты. Один из читателей в дополнение к анкете пишет: «Подводите итоги честно, без обмана. Не так, как у нас организовывались выборы всех мастей». Мы обещаем вам говорить правду и только правду. Ту именно правду, которую вы сообщили нам.

 

КТО ОТВЕТИЛ ТОГДА И СЕЙЧАС. 10 лет назад средний возраст активных читателей (ответивших на вопросы анкеты) был 47 лет. Основная доля ответивших приходилась на воз­растные группы относящихся к трудоспособному населению и имевших в той или иной степени опыт практической жизни и трудовой деятельности: 67% читателей, приславших анкеты, были в возрасте от 30 до 60 лет. В 1998 таких оказалось только 42%, а средний возраст ответивших — 58 лет. Как видим, активные читатели, остро переживающие проблемы социальной справедливости, стали старше. Но все же почти половина из них — не пенсионного возраста.

Мужчин среди приславших анкеты, как и 10 лет назад, больше, чем женщин: в 1988 году на 34%, в 1998 на 42%. Как и «тогда», наиболее активными оказались читатели с высшим и незаконченным высшим образованием (54% в 1988 году и 73% сейчас). Доля имеющих начальное и неполное среднее образование и ранее, и теперь незначительна (6% и 2% соответственно). И хотя число работающих в последнем опро­се превышает число неработающих пенсионеров, последних среди приславших анкеты все же значительно больше, чем было 10 лет назад. Среди работающих наиболее активны (как прежде, так и теперь) ИТР, работники образования, здравоох­ранения и культуры (ранее их анкеты составляли 45% при­сланных, сейчас — 36%). Но анкет рабочих в 1988 году было в 3 раза больше, чем в 1998.

Есть среди приславших анкеты учащиеся и безработные, руководители предприятий и предприниматели, хотя их коли­чество (всех вместе) незначительно. Жители села, как пре­жде, так и теперь, оказались наименее активны. Анкеты при­сланы преимущественно одесситами (83% в сравнении с 67% в 1998). Жители других городов и поселков городского типа в этот раз оказались менее активными, их анкет оказа­лось в 3 раза меньше, чем 10 лет назад. Для того, чтобы можно было сравнивать два различающихся по ряду характе­ристик массива, мы прибегли к процедуре «перевзвешива­ния», которая дает возможность как бы уравнять массивы. Благодаря этой процедуре мы убедились, что различие соста­ва опрошенных в данном случае не влияет существенным об­разом на результаты опроса.

Среди приславших анкеты были и те, кто участвовал в опросе в прошлый раз. Тем не менее налицо явное измене­ние количества и состава корреспондентов. Эти изменения объясняются многими обстоятельствами: сокращением и из­менением состава читательской аудитории, наличием либо отсутствием веры в то, что предпринятая акция имеет хоть какой-то смысл, а также уровнем активности населения, т. к. в газеты пишет наиболее активная его часть, острее всего пе­реживающая соответствующие проблемы.

ЧТО ДАЕТ ИНФОРМАЦИЯ О СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕД­ЛИВОСТИ. Действительно, «что дает эта анкета?» — такой во­прос задает один из читателей, приславших письмо. Ответить на него можно, если задуматься над тем, какую роль в нашей жизни играет представление о социальной справедливости. Яв­ляясь основой нравственной оценки общественных явлений и человеческих поступков, представление это существенным об­разом определяет наши настроения, удовлетворенность жизнью, уверенность в будущем. Об этом свидетельствуют и данные самого опроса. Например, среди тех, кто считает, что за пос­ледние несколько лет количество нарушений социальной спра­ведливости увеличилось, «совершенно неудовлетворены» жизнью 81%, а среди тех, кто думает, что нарушений столько же («си­туация не изменилась»), совершенно неудовлетворенных толь­ко 16%.

Четко просматривается связь оценок справедливости с «уверенностью в завтрашнем дне»: из тех, кто «довольно часто сталкивается с несправедливостью» 76% совершенно не уве­рены в будущем, среди тех, кто сталкивается с нарушениями «только иногда», совершенно неуверенных 20%, а среди тех, кто практически никогда с ними на сталкивается, совершенно неуверенных только 2%. Острота переживания нами труднос­тей, таким образом, обусловлена нашими представлениями о справедливости.

Следует отметить также, что представления о социальной справедливости имеют вполне реальное основание, о чем сви­детельствуют, в частности, такие данные. В 1988 году, кроме прессового опроса, мы проводили опросы на 25 предприятиях Одессы. Представления о социальной справедливости в раз­ных трудовых коллективах сопоставлялись с различными со­циально-экономическими показателями предприятий. Оказа­лось, например, что оценки справедливости получения жилья и путевок связаны с величиной прибыли, направляемой в фонд социального развития. «Скачок» в оценках имел место в тру­довых коллективах, где в фонд социального развития направ­лялось свыше 470 рублей на одного работника.

КАК ЧАСТО НАРУШАЕТСЯ СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИ­ВОСТЬ, ЕСТЬ ЛИ ИЗМЕНЕНИЯ. Как оценивали 10 лет назад положение дел в городе (поселке, селе) и как оценивают его сейчас? Оказывается, и прежде подавляющее большинство читателей, приславших анкеты, считало, что нарушения «весь­ма распространены»: таких ответов было 87%. Сейчас их стало 96%! А вот как характеризовали и характеризуют «из­менение ситуации за последние несколько лет»:

МНЕНИЕ ОБ ИЗМЕНЕНИИ СИТУАЦИИ ( В %)

Число нарушений социальной справедливости:

1988 год

1998 год

уменьшилось

9

< 1

не изменилось

66

21

увеличилось

20

75

затрудн. ответить

5

4

Увеличилось и количество тех, кому «довольно часто» при­ходилось сталкиваться со случаями проявления социальной несправедливости непосредственно по отношению к ним: с 53% в 1988 году до 67% в 1998 году. Как видим, оценки справедливости свидетельствуют об ухудшении настроений, нарастании отрицательного отношения к окружающему. И все же сравнение показывает, что и 10 лет назад мы были «не на высоте», о чем сейчас иногда забываем, идеализируя про­шлое. Например, тех, кому так или иначе («довольно часто» или «иногда») приходилось сталкиваться с проявлениями не­справедливости непосредственно по отношению к нему, в 1988 году было 94%, а в 1998 году — 97%. Как видим, мы от плохого пришли к худшему.

Изменились и представления о характере нарушения со­циальной справедливости. Ранее (в 1988 году) эти нарушения видели прежде всего в обеспечении продуктами питания (83% отметили позицию «часто») и промтоварами (76%), в получе­нии жилья (78%). Сейчас наиболее остро переживаются нару­шения, связанные с оплатой труда (86%), медицинским об­служиванием (85%), пенсионным обеспечением (78%) и ус­тройством на работу (74%). Реже всего люди сталкиваются (и в 1988 и в 1998 году) с нарушением социальной справедли­вости в национальных отношениях. Национальные мотивы прак­тически отсутствуют и при ответе на все другие вопросы, что радует и укрепляет позиции Одессы как этнически благопо­лучного города.

СПРАВЕДЛИВОСТЬ В ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ КОЛЛЕК­ТИВАХ, В ЧЕМ СОСТОЯТ ЕЕ НАРУШЕНИЯ. На вопросы, относящиеся к проявлениям справедливости/несправедливос­ти в коллективах организаций, предприятий, учреждений от­вечали только работающие или учащиеся. 93% из них счита­ет, что в их коллективе встречаются нарушения справедли­вости («часто» или «иногда»). Столько же читателей отмечало нарушения справедливости в коллективе и в 1988 году, но в 1998 году ответы смещаются в сторону «часто» (66% в срав­нении с 59% в 1988 году). Иначе в 1988 году представляли себе и «изменение ситуации в коллективе за последние не­сколько лет». Тогда было в 7 раз больше, чем сейчас, тех, кто считал, что число нарушений уменьшилось, и в 4 раза меньше тех, кто отметил увеличение числа нарушений соци­альной справедливости «за последние несколько лет». Таким образом, изменение состояния справедливости, которое про­исходило в производственных коллективах в течение несколь­ких лет перед 1988 годом, оценивали как более благоприят­ное, чем то, которое произошло в годы, предшествующие 1998-му. Соотношение числа отметивших уменьшение нару­шений социальной справедливости к числу указавших на их увеличение в 1988 году было 13 к 15. В 1998 году это отно­шение составило 2 к 57!

Отвечая на вопрос о том, в чем наиболее часто проявля­ются нарушения социальной справедливости в коллективе, прежде всего отмечают невыплату и задержку зарплаты, а также произвол руководства, бесправие на работе. И хотя первое — «невыплата зарплаты» не имеет ни объяснения, ни оправдания, наиболее симптоматично — последнее. Тем бо­лее что первое (невыплата, задержка), с нашей точки зрения, есть следствие второго. Тема произвола и бесправия (и у работающих и у неработающих читателей) повторяется в раз­личных вариантах. Характеризуя отношение людей к наруше­ниям социальной справедливости в коллективе, в дополнение к имеющимся в анкете вариантам чаще всего дописывали бессилие, страх потерять работу. На боязнь потерять работу, страх перед увольнением преимущественно указывали и при оценке того, что «прежде всего мешает успешной борьбе с проявлениями социальной несправедливости в коллективе».

Анализ оценок состояния справедливости в производствен­ных коллективах свидетельствует о том, что тяжелое экономи­ческое положение работающих в настоящее время сочетается с абсолютным пренебрежением элементарными принципами производственной демократии — вот, пожалуй, наиболее впечатля­ющий итог десятилетнего «реформирования» сферы труда.

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ, СОРАЗ­МЕРНОСТЬ ПОЛУЧАЕМЫХ БЛАГ ТРУДОВОМУ ВКЛАДУ. Отвечая на вопрос, «Какие конституционные права и свобо­ды чаще всего нарушаются в нашем обществе, чаще всего указывали на право на труд, трудоустройство и оплату труда (39%). Значительной оказалась и доля людей, которые счи­тают, что нарушаются все без исключения права (28%). Что касается других конкретных прав, то в большей степени ссы­лались на образование и медицинское обслуживание и в меньшей.— на отдых и жилье. В некоторых письмах обраща­ли внимание на следующие статьи Конституции: 23, 24, 34,43, 46, 49, 53, 56, 64, относящиеся к Разделу II «Права, свободы и обязанности гражданина и человека». В указанных статьях определяются права на труд, развитие личности, охрану здо­ровья, медицинское обслуживание и др.

Два вопроса анкеты (В. 5 и 6) давали возможность вы­явить отношение к различным группам населения: спрашива­лось, какие группы населения получают от общества значительно больше, чем дают, а какие — меньше. Соразмерность/ несоразмерность получаемых от общества благ производи­мому вкладу в общественное дело — одно из важнейших проявлений справедливости/несправедливости. Уже в 1988 году четко обнаружилось «противостояние» «руководства» раз­личного рода и уровня, с одной стороны, и «рядовых тружени­ков», с другой. На первом месте среди тех, кто получают от общества блага несоразмерно своему вкладу, находились «ра­ботники партаппарата», затем следовало «руководство, на­чальство» вообще, работники советских органов (все вместе они набирали 67%), работники торговли и сферы общес­твенного питания (31%), кооператоры (9%) и пр.*)

_______________

*   Сумма не равна 100%, т. к. можно было указывать на несколько групп

 

В 1998 году представителей власти различного уровня (включая Президента и Кабинет министров, депутатов), пра­воохранительные органы и милицию, руководителей предпри­ятий и организаций (включая жилкоммунхозы) называет под­авляющее большинство читателей (85%), считая, что эти группы получают от общества больше, чем дают. За ними со значи­тельным отрывом следуют бизнесмены, предприниматели и коммерсанты. Все они (иногда в письмах их называют «новы­ми украинцами») упоминаются значительно реже, чем пред­ставители власти и «руководство» (18%). 5% набирает «кри­миналитет» и только 3% — работники торговли.

Мнение людей о несоразмерности получаемых благ об­щественному вкладу преимущественно представителями влас­ти и руководством организаций и предприятий обусловлено, как можно предположить, с одной стороны, представлением об отсутствии каких-либо положительно влияющих на жизнь основной массы населения успехов руководства. В прислан­ных в редакцию письмах преобладает мотив «развала» и «разрухи», до которого довели «власти и руководство». С другой стороны, руководители различного уровня даже вполне официально (без учета коррупции и мздоимства) обеспечи­вают себя значительно лучше, чем раньше. Ссылаясь на осо­бые экономические трудности и призывая население «потер­петь», представители власти и различные «руководящие ра­ботники» (включая депутатов) не адресует эти призывы себе: даже их (включая  депутатов) вполне официальные оклады и пенсии — стали более высокими, чем раньше. Значительно увеличились и многообразные возможности обогащения, ко­торых ранее не было. В данных обстоятельствах вполне умес­тен был бы лозунг: «Начни с себя» — и это как раз и было бы справедливо. Двойной стандарт — это именно то, что имеет в данной ситуации решающее значение и обусловливает ос­троту восприятия несправедливости происходящего. Этим объясняется тот факт, что в самых различных вариантах (как убедимся в этом и в дальнейшем) несправедливость ассоци­ируется именно с представителями власти, руководством, начальством.

Соответственно, на вопрос о том, «какие группы населе­ния получают от общества меньше, чем дают», гораздо чаще, чем 10 лет назад, давали обобщающие ответы: «все труже­ники», «все рядовые работники», «все, кроме руководите­лей», «все, кроме начальства». Что касается конкретных групп, которые называются в этой связи, то это практически те же, что и 10 лет назад: рабочие и крестьяне, ИТР и специалисты сельского хозяйства, работники здравоохранения и образо­вания. В 1998 году к ним добавились «ученые».

Несоразмерность затрат получаемым благам подтвержда­ется и личным опытом приславших анкеты. Тех, кто считает, что получает от общества меньше, чем дает, в 1998 году стало значительно больше, чем в 1988-м.

СООТВЕТСТВУЕТ ЛИ ТО, ЧТО ВЫ ПОЛУЧАЕТЕ ОТ ОБЩЕСТВА, ТОМУ, ЧТО ВЫ ЕМУ ДАЕТЕ (В %)

Варианты ответов:

1988

1998

Получаю меньше, чем даю

49

76

Примерно столько, сколько даю

31

12

Получаю больше, чем даю

5

4

Затрудняюсь ответить

14

8

В некоторых письмах по поводу этого вопроса было сде­лано справедливое замечание. Пишут о том, что в формули­ровке вопроса должно значиться не только, что даете, но и что давали. Есть еще более радикальные замечания. Один из читателей пишет, что «...вопрос надо было сформулировать иначе: получают значительно меньше, чем давали и могли бы еще дать». Идея невостребованности трудовых усилий и спо­собностей выражена наиболее определенно именно сейчас. В 1988 году речь шла в большей степени об оплате труда. В настоящее время, по мнению людей, нарушается прежде все­го право на труд. Эта идея наиболее четко выражена в одном из писем: «Вопрос не учитывает один аспект проблемы, — пишет читатель,— невозможность вполне реализовать свои возможности дать обществу что-либо. Вынужденно безработ­ный не может получить потому, что не может дать».

КТО НАРУШАЕТ СОЦИАЛЬНУЮ СПРАВЕДЛИВОСТЬ ЧАЩЕ ДРУГИХ И КТО ОТВЕТСТВЕН ЗА НАРУШЕНИЯ. На­рушители социальной справедливости — это преимуществен­но те же группы, которые получают от общества несправедли­во много. На тех, с кем связывают нарушение социальной справедливости чаще всего возлагают и ответственность за ее нарушение: на органы власти в этой связи указали 73% приславших анкеты. Во вторую очередь ответственность воз­лагают на «общественное устройство» (48%), на 3-м месте — правоохранительные органы (19%). Значительно меньшее число читателей считает, что за нарушения справедливости ответ­ственны «в равной степени все люди», и еще меньшее число людей отметило: «только конкретный виновник нарушения» (2%). Таким образом, ответственность за нарушения справедливости возлагается преимущественно на группы, находящие­ся у власти и осуществляющие руководство: кому больше дано, с того и больше спрашивают.

КАК  БОРЕМСЯ С НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬЮ, ОДОБРЯЕМ ЛИ ПАССИВНОСТЬ. По мнению читателей, люди преимущес­твенно пассивно относятся к нарушениям социальной справед­ливости. Оценивая отношение людей к нарушениям справедли­вости в коллективах и ранее (в 1988 году), и теперь чаще всего указывали на позицию: «осуждают несправедливость лишь в раз­говорах с товарищами, открыто против нее не выступают». На такое отношение к нарушениям справедливости в 1988 году указало 47% читателей, а в 1998 году — 59%. 10 лет назад 41% ответивших на данный вопрос считало, что люди так или иначе противодействуют нарушениям (в какой-то степени проявляют активность), 59% указывали на пассивное отношение к наруше­ниям социальной справедливости в производственных коллекти­вах. В 1998 году отношение активных к пассивным — 29 к 68.

Складывается, казалось бы, странная, противоречивая си­туация: с одной стороны, признаем, что несправедливость все более распространяется, количество нарушений увеличивает­ся, о другой стороны, констатируем, что противодействуют этому нарушению все меньшее число людей. Оказывается так­же, что характеристика поведения других отличается от оцен­ки своего поведения. Отвечая в 1998 году на вопрос «Как вы ведете себя в случаях проявления социальной несправедли­вости по отношению к вам?«, на активное поведение указало 65%, на пассивное — 32%. И точно так же ответили на этот вопрос 10 лет назад! Тогда соотношение активных и пассив­ных было 65 к 33. Это говорит о том, что в сознании людей непротиводействие нарушениям справедливости не одобря­ется, пассивность порицается, а именно порицаемое мы в большей степени склонны приписывать другим, чем себе. И этот стереотип сознания (порицание пассивности), к счастью, довольно стоек, что объясняет сходство оценок, сделанных 10 лет назад и теперь.

УСПЕШНОСТЬ БОРЬБЫ  И ЧТО ЕЙ  МЕШАЕТ. Незначи­тельно отличаются (при сравнении результатов опросов в 1988 и 1998 годов) и ответы на вопрос: «Успешны ли были ваши действия против социальной несправедливости, допус­каемой по отношению к вам?» Когда же оценивают борьбу с несправедливостью «других» (в коллективе), то она оказыва­ется, во-первых, менее успешной, чем личная борьба. Во-вторых, увеличение в направлении безуспешности выражены здесь более определенно, чем в случае личного опыта: на безуспешность борьбы в производственных коллективах в 1998 году указало на 14% больше, чем в 1988, а на безуспешность личной борьбы только на 6%.

УСПЕШНОСТЬ БОРЬБЫ ПРОТИВ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ (В %)

Варианты ответов:

 

В коллективе

Личной

1988

1998

1988

1998

В основном да

3

4

7

12

Иногда да, иногда нет

31

14

35

26

В основном нет

63

77

54

60

Затрудняюсь ответить

3

5

4

2

Что же, по мнению читателей, прежде всего мешает бо­роться с несправедливостью, которая допускается по отноше­нию к ним лично? На первом месте здесь опять-таки предста­вители власти, чиновники, руководство — их вседозволенность, алчность, коррумпированность, безнаказанность, круговая по­рука и безразличие к людям — все это главные препятствия для успешной борьбы с несправедливостью (45%). Но что примечательно: читатели признают, что их собственные недо­статки и пороки окружающих их людей (как следует полагать, «простых», «рядовых») мешают в борьбе с несправедливостью даже в большей степени, чем общественное устройство, сис­тема хозяйствования, отсутствие четкого законодательства и другое объективные причины (30% в сравнении с 23%).

Многие отрицательные качества людей (часто их самок­ритично относят к своим собственным) мешают борьбе с не­справедливостью: равнодушие, пассивность, инертность, раб­ское самосознание, холопство, подхалимство, трусость, страх. Среди препятствий особое места занимают неорганизован­ность и разобщенность. В некоторых письмах пытаются объяснить происхождение пассивности, ссылаясь на тяжелейшее материальное положение, на то, что все силы уходят на борь­бу за выживание. Участник Отечественной войны, который 50 лет «трудился на заводе», пишет следующее: «Суровая борь­ба с бедностью убила у меня смелость и способность высту­пать за пределы этой борьбы». Но, как можно предположить, страх и боязнь проявить себя — это и наследие тоталитарно­го прошлого. Не случайно некоторые читатели не указывают свой адрес и фамилию, а среди тех, кто это делает, есть и те, которые просят их фамилии не называть.

НЕУДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ И НЕУВЕРЕННОСТЬ, КАК СЛЕДСТВИЕ ПРОИЗВОЛА И БЕСПРАВИЯ. Мнение людей о том, что мешает в борьбе с несправедливостью, как и другие данные, о которых писалось выше (кто прежде всего наруша­ет справедливость, в чем эти нарушения состоят, кто получа­ет от общества больше, чем дает, и кто меньше, кто несет основную ответственность за нарушения социальной справед­ливости) свидетельствуют, с нашей точки зрения, о следую­щем: на фоне четко выраженного противопоставления «верхов» и «низов» широкое распространение получило состо­яние безысходности и бесперспективности, сознание того, что от усилий и активности рядовых («простых») людей ничего не зависит.

Тема «верхов» (их произвола и привилегий) и «низов» (де­фицит благ безотносительно трудовому вкладу) четко обозна­чилась уже 10 лет назад. Однако тогда не столь широко было распространено чувство безысходности и бессилия. Хотя и тогда в письмах встречались неутешительные пророчества (не­которые из них приведены в эпиграфе к статье), и все же в 1988 году у значительной части людей была надежда, что ситуация, когда «честный труд не в моде» (из письма тех лет), со временем будет преодолена. Теперешнее состояние бес­перспективности — результат не только экономической разру­хи, но и свидетельство именно того, что наши «демократичес­кие завоевания» весьма сомнительны. Демократия ведь не просто «говорение» (говорю, что хочу), а необходимые усло­вия для того, чтобы воздействовать на то, что происходит.

Как свидетельствуют ответы на вопросы анкеты, а также присланные письма, дело не только в экономических труднос­тях и бедствиях. Главное — в несправедливости лишений, порожденных произволом и беззаконием, безответствен­ностью, безнравственностью и глупостью руководства. Имен­но это порождает чувство бесперспективности и бессилия.

В письмах приводятся многочисленные примеры беззако­ния и произвола, за которые никто не несет ответственность. Моряк теплохода «Глобал Винд», рассказывая о несправедли­вости, которую пришлось испытать экипажу теплохода, заклю­чает: «Мы стали белыми рабами». Читательница Бурдейная Г. М. пишет о разрекламированном в государственных газе­тах, по радио и телевидению пенсионном фонде «Оберіг», «который окончательно дограбил пенсионеров и скрылся в неизвестном направлении». Другая читательница подробно описывает, как трагически повлияло на жизнь всех членов ее семьи плохое медицинское обслуживание. «В настоящее вре­мя оно таково, — пишет она,— что можно с уверенностью сказать: против народа Украины ведется геноцид». Многие читатели рассказывают о бесчинствах жилкоммунхозов, кото­рые поощряют всевозможные незаконные строения во дво­рах, не считаются с жильцами, игнорируют их интересы. Имея в виду плохое качество коммунальных услуг и, в частности, теплоснабжения, один из читателей пишет: «Где та организа­ция, в которую можно обратиться по подобным вопросам и она будет заниматься изучением проблемы и облегчения по­ложения в части защиты рядовых граждан?». Рассказывается и о грубом обращении с пенсионерами чиновников из облсобеса и Овидиопольского собеса (приводятся конкретные име­на). Письма наших соотечественников невозможно читать без боли и тяжких раздумий.

«ЧТО НАДО ЕЩЕ ОТ НАС, ЧТОБЫ НАМ ВСЕМ БЫЛО ХОРОШО?». Такой вопрос задает один из читателей. Замечу, читатель пишет: что нужно от нас. Анализ ответов и писем свидетельствует о том, что люди не только признаются в своей пассивности и бессилии, но и испытывают неловкость от это­го, стыдятся своей пассивности. Не случайно они достаточно самокритично ответили на вопрос, что мешает бороться с несправедливостью. И все же преимущественно винят руко­водство, его произвол и безнаказанность, с чем трудно не согласиться. Но не от нас ли, в конечном счете, зависит и то, какое у нас руководство и куда оно нас ведет?

Размышляя над вопросом, который задал читатель (что надо от нас), я вспомнила притчу о лягушках, попавших в кувшин с молоком. Одна сложила лапки и утонула. Другая активно работала лапами, усиленно барахталась, взбила мас­ло и спаслась. Но и то верно: не из каждого молока получает­ся масло, и любых усилий может оказаться недостаточно. И, тем не менее, пассивность и отчаяние не приведут нас к лучшей жизни — это уж точно.

И.М. ПОПОВА.

Проф. кафедры социологии Одесского

госуниверситета